Фото
Ветераны среди нас:
Полина Владимировна Росина

Рассказ сегодняшней нашей героини Полины Владимировны Росиной предоставил ее сын, редактор журнала «Флорида-RUS (Майами)» Александр Росин. Написан он был четыре года назад, в канун 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

У войны не бывает лица

Когда-то, в конце 70-х – начале 80-х, белорусская журналистка Светлана Алексиевич издала книгу воспоминаний женщин – участниц войны «У войны не женское лицо». И тогда, впервые взяв в руки эту книгу, и сейчас, когда мы отмечаем уже 70-ю годовщину священной для нас Победы, я думаю, что название книги не точное. У войны нет лица. Есть звериный оскал, безжалостная ко всем – независимо от пола, возраста, национальности и веры – дьявольская морда.

Я не писатель, и, конечно же, передать так свои ощущения, свою боль и страхи, что живут и поныне, как это сделали Василь Быков или Виктор Астафьев, не смогу. Но война и весь ее ужас по-прежнему живут во мне. И, может быть, те несколько эпизодов из моей боевой юности, о которых хочу рассказать, дадут моим детям, внукам, правнукам и их ровесникам хоть какое-то представление об омерзительном лике войны.

22 июня 1941 года я была в пионерском лагере. Пока пешком дошла до Минска, он уже вовсю пылал. Каждый день бомбежки, кругом – немецкие десантники. Меня встретили пепелища – ни родных, ни дома, ни школы…

Через несколько дней Минск был полностью оккупирован. Эвакуироваться не удалось. Уже в начале июля нас, школьников, погнали на работу в лазарет для военнопленных. Мы как могли помогали нашим бойцам, перевязывали раны, приносили еду, но главное – доставали гражданскую одежду, чтобы они могли убежать из госпиталя. Так продолжалось до октября, пока кто-то не выдал. Немцы повесили одну из наших подруг на воротах дрожжевого завода…

К тому времени я связалась с подпольщиками, и по их заданию еще с несколькими подростками поступила на кожевенный завод. Сортировать одежду и таскать вагонетки с сырыми солеными шкурами была непосильная для нас работа. Кроме того, одежду, которую отбирали у населения, здесь же дезинфицировали, а мы работали без масок. Часто теряли сознание, и тогда охранники приводили нас в чувство плетками и шомполами. Но самое опасное и трудное было выносить одежду через проходную. Нас слишком часто проверяли, и каждый раз, вынося на себе для партизан носки, полушубки, валенки, думала: сейчас схватят тебя так же, как хватали твоих подруг и друзей…

В конце апреля 1942 года минское подполье было разгромлено. Для тех немногих, кому удалось бежать, была одна дорога – в лес, к партизанам. Из семи человек нашей заводской группы до леса удалось дойти только мне…

1 мая я встретилась с партизанами. А уже на следующий день, 2 мая 1942 года, ровно 73 года назад, был мой первый бой. Он был неравным. Партизанские отряды в то время еще только создавались, нас было мало. Но мы выстояли, вышли из окружения, держа оборону несколько часов. После этого я участвовала еще в 30 боях и засадах, в трех рельсовых войнах, перенесла семь больших и малых блокад, была ранена и тяжело контужена, но вот тот, самый первый бой, стал главным: я поняла жестокость войны, ее всеядность и безжалостность. Есть вещи, которые и сейчас, спустя столько лет, я не могу вспоминать без слез: смерти, кровавые ранения, гибель взрослых и детей, невероятную подлость и невероятный героизм…

Первым командиром нашего отряда был кадровый офицер Сергей Рыжак. Для нас, молодых, он был вроде отца, вечно оберегал, как мог поддерживал. Он и погиб, защищая нас. Это случилось 19 июня 1942 года. Мы громили блокпост Комолово – Колосово. Бой складывался удачно, но в этот момент на помощь немцам подошел эшелон отборных частей СС. Нас было слишком мало, продолжать бой было бессмысленно. Рыжак приказал отряду отступать в лес, а сам вместе с начальником штаба и адъютантом прикрыл наш отход. Все они погибли в том бою…

В песне, которую мы сочинили о нашем первом командире, есть такие слова:
Мы помним все
И вечно помнить будем,
Рыжак для нас народный великан.
Погиб вожак, героя не забудем,
В сердцах живет отважный партизан.

Наверное, кому-то эти строки покажутся наивными и несовершенными. Что ж, они и не претендуют на долгую жизнь и вселенскую славу. Так же, как память о тех людях и тех днях, они живы, пока живы мы, ветераны. Будьте здоровы и счастливы, дорогие, радуйтесь каждому светлому дню. Благо у нас, в Майами, света и солнца хватает с избытком. Вы заслужили этот покой и это чистое небо!

От редакции: В отряде Полина оставалась до лета 1944 года. Когда был освобожден город Минск, девушка уехала в тыл к родственникам. Потом в Воронеже закончила медучилище, вышла замуж. Через несколько лет супруги переехали в Дагомыс, под Сочи, где Полина Владимировна тридцать пять лет заведовала детским садом «Солнышко» Дагомысского чайного совхоза. В те годы это был самый большой детский сад в Советском Союзе – более 600 детей.
В 1996 году вместе с мужем эмигрировала в США к сыну, внучке и правнуку и сейчас проживает в Майами. В апреле этой замечательной женщине исполняется 94 года. У Полины Владимировны богатое наследие: два сына, два внука и две внучки, три правнука и одна правнучка, а к своему дню рождения она готовится стать прапрабабушкой!

Читайте также:
Аккордеонистку Нину Слюсарь-Вегманн назвали национальным достоянием США

Комментарии:

Реклама
Taxes
Arimax Hair Studio
AA
New Life Slavic
Тут могла быть Ваша реклама!