Фото
Ветераны среди нас
Семен Хаимович и Раиса Давидовна Файнберг

Он прошел Великую Отечественную от ее первого до последнего дня. Отступал летом 1941 года из Эстонии, а закончил войну в мае 1945-го в Берлине. Большую часть войны провел на фронте, в действующей армии, и спас сотни, если не тысячи раненых солдат и офицеров. Она, пятилетней девочкой попав вместе с семьей в эвакуацию, чудом уцелела и вернулась в город, где в живых осталось только два десятка евреев из 5 000 проживавших в городе до прихода нацистов. Судьба сохранила их друг для друга и ведет по жизни вместе уже 62 года!

Нам кажется, что красноречивее всего охарактеризовать участие Семена Хаимовича в войне может всего лишь небольшая выписка из исторического документа – одного из его наградных листов:

Файнберг Семен Хаимович, 1922 г. р.
Звание: младший лейтенант медслужбы.
В РККА с 05.1940 года.
Место призыва: Бершадский РВК, Украинская ССР, Винницкая обл., Бершадский р-н.
Место службы: 1103-й стрелковый полк 328-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта
Дата подвига: 20.12.1943 и 06.01.1944
«…Товарищ Файнберг в боях с фашистскими захватчиками проявил исключительное мужество и отвагу. Так, будучи приданым временно штабу дивизии, 20 декабря 1943 года во время артиллерийского налета в районе с. Березцы Житомирской обл., несмотря на сильный огонь, оказывал необходимую помощь раненым, рискуя при этом жизнью. Таким образом, он оказал скорейшую помощь 15 раненым бойцам и командирам. 6 января 1944 года при воздушном налете на штаб дивизии в м. Большие Коровинцы Житомирской области, не дожидаясь окончания налета, т. Файнберг бросился оказывать помощь тяжело раненным 15 работникам штаба дивизии и спецподразделений…»
Это было первое представление Семена Хаимовича к боевой награде. Его представляли к ордену Красной Звезды, а дали медаль «За отвагу». Но судьба и история все расставили по своим местам. За аналогичные подвиги он впоследствии трижды (!) представлялся к ордену Красной Звезды и трижды его получал! А к 40-летию Победы, как орденоносец, был удостоен и ордена Отечественной войны I степени.

Семен Хаимович

На срочную службу меня призвали весной 1940 года из города Бершадь Винницкой области. Служил я рядовым в Таллинне, там же встретил начало войны. Затем мы долго и трудно отступали, шли пешком до Пскова. Во время этого отступления я получил небольшое осколочное ранение и попал в госпиталь. И в госпитале, так как был легко раненным, но имел образование 10 классов, помогал, переписывал солдат, писал им письма. А потом вышел приказ Верховного главнокомандующего отправлять окончивших 10 классов на учебу в военные училища. На выбор были предложены училища разных родов войск. Я выбрал Киевское военно-медицинское училище, которое было эвакуировано на Урал в Свердловск. Начал учебу в конце 1941 года. Учились мы год, по 12 часов каждый день. После выпуска в звании младшего лейтенанта я попал на фронт, в 328-ю стрелковую дивизию, и с ней прошел всю войну и расписался на Рейхстаге. Мой отец тоже воевал и погиб на фронте, воевал и брат, который был младше меня на 2 года. Мы с ним встретились во время моей учебы: он нашел меня в училище. К сожалению, из-за ранения в легкое мой брат рано умер, в 53 года, уже после войны.

У меня за войну ордена Отечественной войны I степени, 3 ордена Красной Звезды, медаль «За отвагу» и несколько американских медалей. В основном, конечно, за помощь раненым. В мою задачу, как военфельдшера, входила прежде всего эвакуация раненых с поля боя и оказание им первой помощи. В подчинении у меня было два санитара. С ними мы и вытаскивали раненых и убитых. А когда нам нужны были помощники, я шел к командиру батальона и он нам выделял дополнительных людей. Затем на транспорте мы отправляли раненых в медсанбат дивизии, где их сортировали, кого было необходимо, оперировали и отправляли на лечение в тыл.

Убитых собирали, хоронили с почестями. Писали похоронки. Это очень печальное дело. Я не знаю, как это перенес… Это была страшнейшая война в истории. Каждый день хоронили кого-то... Вот помню, кухня привезла кушать. И окоп: сидят солдаты, едят. И какой-то самолет сверху, его даже не видно... пролетел – и двух человек нет…

Бывало, что даже нельзя было оказать помощь! Обстрелы, бомбардировки! Один раз, помню, пришлось и своим телом закрывать раненого. Даже не хочу вспоминать… И спасали не только своих. Помню, что когда штурмовали Рейхстаг, услышали детский плач. Увидели детскую коляску, а там немецкий ребенок! А вокруг идет бой. Очень хотели спасти этого ребенка – и спасли! Кто-то из солдат пополз и, накрыв своим телом его, вынес из-под обстрела. Потом малыша отдали маме-немке.

А вот еще такой был случай: как-то осенью мы выходили из ситуации, которая грозила нам окружением. Ползли по лесу и слышим, как по лесной дороге едет мотоцикл. А на нем немецкий солдат везет офицера с портфелем. Взяли их. И надо было переправляться через реку. А офицер идти не хотел. Портфель у него забрали, а его самого тащили. А на другой стороне уже были наши. И всех нас наградили. Дали орден Красной Звезды. Было это на 1-м Украинском фронте…

Одно из приятных военных воспоминаний – встреча на Эльбе прямо на воде незадолго до окончания войны (25 апреля 1945 г. – Прим. ред.). Хорошие ребята, до сих пор помню! Это было очень трогательно, такая встреча, вы не можете себе представить! Они нас шоколадом угощали, а мы их котлетами. Им очень понравилось, они были в восторге! Но началась холодная война, даже нельзя было рассказать, что ты видел их.

Друзья у меня были замечательные, с которыми вместе воевал: Борис Шишкин, он старше меня был, и Геннадий Стельмах. Они всегда прикроют, накормят и спать уложат. Я с санитарами допоздна вытаскивал раненых и убитых после боя, приду вечером, а Боря и Гена мне соломы натаскали, что-то в котелке покушать оставили. Такая была дружба! Мы часто встречались после войны; Борис не так давно ушел, полгода не дожил до своего 100-летия…

Из армии я демобилизовался в звании капитана только в 1946 году, где служил в Германии батальонным фельдшером. Поступил в Одессе в технологический институт, стал инженером, работал на Дальнем Востоке, на Урале. Потом переехал в Черновцы, где вскоре познакомился со своей будущей женой, там мы с ней прожили до отъезда в США. К тому времени я уже был на пенсии, а до нее работал главным инженером мукомольного комбината.

Раиса Давидовна

Да, все так и было, с моим будущим мужем мы познакомились в Черновцах, куда я приехала погостить во время зимних каникул к своей подруге. И чисто случайно познакомилась с Семеном. Видимо, я ему понравилась, и завязалась у нас дружба, отношения, и потом мы поженились. Я тогда, после 10 класса, училась в пищевом техникуме, а потом окончила экономический факультет в Одессе. Все должны были получить образование! Мы тогда так считали! Такая была жизнь!

А в Америку мы приехали вдвоем (детей у нас нет) в январе 1994 года, сразу во Флориду. Так получилось, что с его стороны все родственники уже были здесь. Сестра была, брат был. А мы – самые последние. Сестра в Нью-Йорке. Брат сказал – только во Флориду! Это, конечно, спасибо, что в тепле. Уже 24 года мы тут. В Sunrise сначала и уже 18 лет в этом доме. Более 60 лет мы вместе!..

Я сама родом из Гайсина Винницкой области. Когда война началась, мне было всего 5 с половиной лет. Мы – мама, папа, старший брат (сейчас он с семьей живет в Израиле) и я – успели эвакуироваться в Казахстан, поселок Бурундай, Алма-Атинской области. Нам повезло. Дело в том, что папу в начале войны послали в Хмельницкую область, и там он понял, что нужно немедленно уезжать. Но дедушка с бабушкой так и остались в Гайсине. Дед говорил: «Мы старые люди, кому мы нужны? Мы коммунистами не были». Мама их просила, но они не поехали. Ну а потом получилось, что в Гайсине, где было много еврейских семей, обосновались немцы. Там ничего нельзя было сделать. Там, где были румыны, еще можно было откупиться. И немцы три раза в Гайсине делали погромы и убили всех евреев. Мамин родной брат выжил. Они жили на главной улице – Первомайской. И когда пришли немцы, его жена говорит: «Лезь на чердак, пришли мужчин забирать на работы». А она с младшей дочерью осталась внизу. Немцы открыли дверь и прикладами выгнали их на улицу, где уже шли люди, много людей. И среди них шли мои дед и бабушка. Было раннее утро, и бабушка набросила на себя платок такой клетчатый, как плед. А дед в кальсонах и белой рубахе. И она пристроилась в ряд к ним. Дядя все это видел с чердака. Потом все слышали выстрелы… Позже те, кто остался в живых, приползли к ямам, прощались с родными… Это был первый погром из трех. В итоге остался дядя и еще человек десять евреев. А дядя был мастер на все руки – жестянщик, бондарь, и немцы его оставили в живых. Он когда-то бывал в Германии и хорошо знал язык. Однажды, уже в 1944 году он услышал, как немцы между собой говорили, что, мол, сегодня сделаем экзекуцию и убьем всех, кто остался. Так он ночью с одной квартиры на другую переходил, предупреждая всех, и они ночью ушли в лес. И прятались там несколько дней до прихода Советской армии.

Историческая справка
Боевой путь 328-й ордена Красного Знамени Варшавской стрелковой дивизии, в которой воевал военфельдшер Семен Файнберг.
Дивизия была сформирована в июле 1942 года. Защищала Кавказ, освобождала Донбасс, участвовала в Житомирско-Бердичевской операции. После этого она освобождала Ковель, форсировала Западный Буг южнее Бреста, вступила на территорию Польши, в сентябре 1944 года вышла к Висле и 14 сентября в ходе жестоких боев освободила предместье Варшавы Прагу. В январе 1945 года участвовала в освобождении польской столицы, а с середины апреля – в Берлинской операции. 27 апреля заняла пригород Берлина – Потсдам, где поздним вечером 8 мая была подписана капитуляция нацистской Германии. Дивизия первой из войск 1-го Белорусского фронта соединилась с частями 1-го Украинского фронта, замкнув окружение немецкой группировки в Берлине.

Читайте также:
Наталья Фальконе: Успех идет со мной по жизни!

Комментарии:

Реклама
The Red Scarlet Salon
A Panteleeva
Touch of Health Yoga
Smiles Forever
Тут могла быть Ваша реклама!