путь от инвалидности до Fashion Week Miami 

Все началось с картины, которую я случайно увидела в ленте «Фейсбука». Это было лицо, состоящее из множества каменных осколков и то ли острых лезвий ножей, то ли иголок вокруг лица, рассекающих эти камни. Глаза закрыты, губы сжаты. Я почувствовала боль, которую хотел передать автор. Было в этой картине что-то завораживающее и притягивающее. Я с интересом стала листать страницу автора. 

Оказалось, что художница Екатерина Медведева не только рисует, но и создает одежду, расписывая и украшая вручную пиджаки, куртки, шелковые халаты и даже сумки и шляпы, создавая целые образы. Мне захотелось приобрести одну из вещей, и я написала Екатерине о своем желании. «Вот ссылка на интернет-магазин, выбирайте и заказывайте», — ответила она. Но мне хотелось посмотреть, потрогать, примерить, а не просто оформить доставку. Поначалу художница ссылалась на занятость, но, увидев мой искренний интерес, согласилась встретиться лично. После знакомства я поняла, почему Катя не стремилась к личному общению, а ее картины приобрели для меня новый смысл. 

Эта молодая хрупкая девушка оказалась сильной и интересной личностью, которая, несмотря на диагноз —  склеродермию, вопреки прогнозам врачей продолжает жить и бороться с болезнью. Склеродермия — это сложное аутоиммунное заболевание, которое на сегодняшний день считается неизлечимым.  

«Эта болезнь стала проявляться на моем лице еще в детстве, — рассказала Катя, — лицо становилось как будто обожженным и искаженным. Появилась сильная асимметрия, и было не просто больно, а практически невозможно принимать пищу, так как случилась атрофия мышц и суставов лица. Какими только методами врачи не пробовали меня лечить! Помню, как было больно сидеть, потому что не было живого места от уколов. Я пила целую горсть гормональных таблеток в день, из-за чего страдал весь организм. Я набрала вес, в подростковом возрасте стали появляться проблемы из-за неправильного гормонального развития. В какой-то момент я настолько сильно устала, что просто отказалась принимать таблетки. Хотя все врачи говорили, что без них я просто умру, ослепну и тому подобное. Запугивали меня как могли. Но я решила, что больше не хочу отравлять свой организм, лучше жить недолго, но свободно».  

Такое испытание не каждый взрослый осилит. А как ты чувствовала себя в социуме? 

— Когда я была ребенком, дети передразнивали меня, пародировали, придумывали разные прозвища. Если я где-то бывала с родителями, моя мама как коршун защищала меня. Но когда я была одна, мне приходилось бороться самой и отстаивать себя, иногда я даже дралась во дворе с мальчиками. И я завоевала авторитет, у меня было много друзей, целая банда. И никто уже не дразнил меня. А дальше начался переходный возраст… Это было сложно, особенно для родителей. Потому что я была ребенком со своим мнением и уже сильным характером. В подростковом возрасте очень сложно принять факт того, что ты выглядишь не так, как все, особенно когда ты такой один во всем городе. И когда все мои подруги влюблялись и ходили на свидания, у меня ничего подобного не было, и меня это ранило. Но я читала много литературы и просто считала, что все люди вокруг глупы, так как ценят только внешность. Именно поэтому первые отношения у меня были со взрослым мужчиной, с которым мне было интереснее, чем со сверстниками. Это сделало меня высокомерной. Позже, анализируя, я поняла, что это просто такой возраст, где люди узнают, пробуют этот мир, это период влюбленности, это не значит, что все вокруг глупые.  

В то время мне сделали несколько операций, пытались визуально уменьшить разницу между левой и правой половиной лица. На более сложные операции по восстановлению и пересадке костной ткани я не соглашалась, так как к тому моменту уже полностью полюбила и приняла себя как личность.  

Когда мне было 20 лет, я переехала в Москву, начала самостоятельную жизнь и поняла, что мир огромен и полон возможностей. Моя сила воли и уверенность в себе дали мне веру в то, что я могу достичь любых целей. Я начала путешествовать, и мир открылся передо мной. В каждой стране я находила друзей и обогащалась культурным опытом. 

А когда в твоей жизни появилось творчество? 

— Моя жизнь с детства была связана с искусством. Я всегда рисовала, и это стало моим способом выразить себя. Я закончила художественную школу, затем институт. Учеба дала мне необходимые навыки. В какой-то момент я начала перерабатывать старую одежду, создавая что-то новое и особенное. Это было началом моего пути в мире моды. Я решила, что моя одежда может помочь другим людям выразить свою личность и чувства. 

Как возникла идея с названием? 

— Я дала название своему бренду одежды INCOGNITO, так как в первую очередь я себя ассоциирую с этим словом. Оно символизирует анонимность и скрытность, что, как я думаю, очень характерно для меня. Моя борьба с аутоиммунным заболеванием вдохновила меня на создание бренда, который уделяет внимание индивидуальности и самоутверждению. 

Инкогнито — это действительно похоже на тебя. 

— Да! Я скрыта под маской, очень мало людей знают про меня хотя бы что-то. 

Но ты решила открыться? 

— Жизненный опыт сделал меня сильнее, и сейчас я использую его, чтобы помогать другим, сталкивающимся с подобными трудностями, и продвигать идею о важности принятия себя и уважения других независимо от внешности. 

А как давно ты в Америке? 

— Около года, хотя бывала в США несколько раз. Но именно в Майами я почувствовала, что это то место, где я хочу жить, любить, творить и просыпаться каждый день. Именно здесь я хочу продолжать реализовывать себя и свои возможности, развивать свою идею по переработке одежды. Майами оказался для меня настоящим открытием. Когда я впервые побывала здесь, местный климат, культурное разнообразие и дружелюбная атмосфера сразу покорили меня. Я почувствовала, что это место, где я могу найти вдохновение для своего творчества и реализовать свои амбиции.  

Какие аспекты жизни в Майами стали источником твоего вдохновения? 

— Майами — это город, где мода и инновации идут рядом. Я увидела здесь множество возможностей для переработки одежды и создания уникальных дизайнов. Уже через полтора месяца после переезда мой бренд принял участие сразу в нескольких крупных показах на Fashion Week Miami. Через два месяца я официально открыла и зарегистрировала компанию. Окончательное решение о переезде в США было связано с началом полномасштабной военной агрессии России против Украины, ведь я категорически против войны. 

Какие эмоции ты пережила в этот момент? 

— Это были очень страшные и неопределенные времена. Я чувствовала себя в ловушке. Было сложно принимать решение о выезде из страны, где у меня уже были некоторые достижения, но моя безопасность и возможность продолжить свое дело в другом месте стали для меня наивысшим приоритетом. Для переезда в Майами пришлось предпринять значительные усилия. Затем начался период адаптации к новой среде, восстановление контактов, чтобы начать заново строить свой бизнес. Было много работы, но в итоге, благодаря определенности и поддержке новых друзей, я смогла вернуться на свой путь. 

Какие цели и планы ты связываешь с развитием бренда? 

— Я планирую делать его более доступным для людей, которые хотят выразить себя через одежду. Я планирую продолжать участвовать в крупных мероприятиях, таких как Fashion Week New York, и расширять свою коллекцию. Кроме того, я стремлюсь к масштабной переработке и привлечению внимания к проблемам устойчивости в модной индустрии. 

Какой совет ты бы дала тем, кто также ищет свое призвание и свою дорогу? 

— Моя главная рекомендация — не бояться идти за своими мечтами и не останавливаться перед трудностями. Важно оставаться настойчивым и открытым к новым возможностям. Встречайтесь с людьми, делясь своими идеями, искренне помогайте другим и верьте: вас ждут удивительные встречи и возможности на пути к вашей цели. 

Твоя история и бренд INCOGNITO действительно вдохновляют. Спасибо за твой рассказ, желаем тебе дальнейших успехов. 

— Спасибо вам за возможность поделиться моей историей. Я надеюсь, что она может вдохновить других не бояться быть собой и стремиться к самореализации. Я желаю каждому найти свое призвание и свою дорогу. 

Valeria Dzyuba